Семейные хроники газетной строкой. Тамара СПИЦИНА

Тамара Петровна Спицина читает «Тагильский рабочий» с 1953 года. Тогда в свежем номере напечатали фотографию ее первого школьного дня. Чуть позже на страницах газеты появилась заметка о ее отце, а совсем недавно – статьи о любимом клубе краеведов и родственнице Галине Спициной.

Отец Тамары Петровны, Петр Александрович, родился в 1917 году в селе Сухрино Шадринского района. Родителей своих не помнил. Известно только, что его отец участвовал в Брусиловском прорыве. Домой вернулся израненный, умер, когда сыну еще не исполнилось и четырех лет.

– Все это я знаю из рассказов моей тети, Анны Александровны. Она пережила всех своих братьев и ушла в 98 лет. Мы тогда с сыном ездили в Тюмень. Каждый вечер, пока тетя еще была жива, я слушала и записывала ее слова, узнавала свои корни. Так и узнала, что мои предки – основатели поселения, – начала свой рассказ Тамара Спицина.

Село Сухринское — в прошлом центр Сухринской волости. Оно основано в 1680 году. На 1 января 1681 года значилось пять дворов. В переписи 1710 года упоминалось 69 дворов, а в 1770 уже было 112 дворов. Так быстро в благоприятном для здоровья крае разрасталось сухринское поселение. Основателями села были Спицины — выходцы из Великого Устюга.

– В 30-е годы старшая сестра отца, та самая Анна Александровна, узнала о том, что скоро начнется раскулачивание в селе. Предупредила родственников. И они успели уехать в Тагил. Кто не успел, те отправились на лесоповал, кто-то там и умер. Папа рассказывал, как они скитались здесь первое время по квартирам, как он выучился на токаря. Мы с ним всегда много разговаривали. Обо всем, кроме войны. Знаю лишь, что в 40-м году в 23 года его призвали в армию. Этот последний довоенный год папа служил в Армении, а уже в сентябре 41-го был ранен осколком. Так и лишился ноги. С войны вернулся рядовым. А в 1943 его взяли нормировщиком на завод им. Куйбышева. Жить было негде. Мама, Валентина Николаевна, в то время работала в электроремонтном цехе, там и познакомились: стали вместе жить, а позже поженились.

– Каждый вечер я ждала отца с работы. Он сочинял мне сказки, до сих пор помню одну ¬ «Жихарка». Я еще в школе не училась, но в его цехе все меня знали. Были как-то на экскурсии по заводу, смотрю: вот здесь была конторка папина. До сих пор помню.

Фото в газете

В 1953 году семилетняя Тамара пошла в первый класс школы №18.

– 1 сентября, мы сидим за партой в белых фартуках. Слева от меня Лиля Соколова, а справа – Люда Малышева. Как сейчас помню, Люда выступала с речью, обещала учиться только на «хорошо» и «отлично». Бойкая была с садика. Это я – домашняя. Вечером купили свежий номер «Тагильского рабочего», а там смотрю на себя с фотографии.

Фотографию и короткую заметку Тамара Петровна долгие годы хранила на память, изредка доставая из шкафа, чтобы показать детям. А сегодня в редакции нашей газеты она держит дорогой сердцу листок пожелтевшей бумаги в руках и продолжает рассказ о семье.

По выражению самой же Тамары Петровны, в школе она считала только ворон за окном, потому что все остальное уже умела. И писать, и считать. Родители научили. А потом женскую 18-ю школу объединили с только что построенной 60-й. Люда Малышева осталась в старом здании, а Тамара стала учиться в новой школе №60.

– Когда я закончила школу, только уже 64-ю, то пошла учиться на мехмат в УрГУ. Поступила, но папа поставил условие: буду учиться, если дадут и общежитие, и стипендию. Получила только стипендию. Пошла работать, – вспоминает Тамара Петровна.

Как я

Петр Александрович был агитатором на избирательном участке, который находился на противоположном берегу Тагильского пруда. Зима, дорога на костылях через ледяной пруд. Упал. На культе появилась трещина. Мотоколяской, на которой ездил до этого, пользоваться не смог. Так у семьи появился первый «Запорожец». Этот эпизод жизни Спициных тоже остался на страницах «Тагильского Рабочего» небольшой заметкой о главе семейства и члене КПССС. Но, к сожалению, газетная вырезка не сохранилась.

– Потом младший брат после школы сразу пошел учиться на геолога. Мне стало завидно. Подошла к папе, спросила: я пойду учиться? И пошла. Училась на рабочем факультете, направление -¬ металлургия черных металлов. Но ездила из Свердловска в Тагил два раза в неделю. Почему? Когда я училась на первом курсе, без ноги осталась и мама. Упала в автобусе, травма позвоночника и ампутация ноги. Помню, как я заревела, когда увидела пустоту под больничным одеялом. А мама была спокойна. Отец же столько лет на одной ноге. И ничего. Приезжала домой, у отца спрашивала как там мама, а он отвечал с улыбкой: «как я». Мама прожила десять с половиной лет после травмы.

Умер Петр Александрович в возрасте 86 лет.

– Перед похоронами мы не нашли пиджак с медалями и орденами, – говорит Тамара Петровна. – Остался только самый важный, самый памятный знак – нагрудный знак участника Великой Отечественной войны.

Случайное и неслучайное фото

Сейчас Тамара Петровна увлекается историей, в том числе и своей семьи, посещает клуб краеведов. 17 апреля этого года в Черноисточинске клуб отмечал свое 35-летие. И об этом написал «ТР».

– Мне там понравилось. Все проходило в старом здании завода, а я в какой-то момент вышла улицу и думала о том, как же здесь красиво и какой чистый воздух. Об этом же я думала и пока нас снимал фотокорреспондент. Но и на этом наша с «Тагильским рабочим» история не закончилась. У младшего брата есть бывшая жена, Галина. Недавно «ТР» написал и о ней. Она – гимнастка, получила награду от мэра города ко дню физкультурника на торжественном собрании. А вот она в молодости, – Тамара Петровна показала на фотографию Галины и, улыбнувшись, добавила: – Кто знает, сколько еще раз фамилия Спициных появится на страницах газеты.

&nbsp &nbsp

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*